Часовня Всемилостивого Спаса и храм Бориса и Глеба с.Корнилово

 История празднования

Празднование Всемилостиво­му Спасу и Пресвятой Богороди­це установлено в XII веке, вероятно, около 1168 года, и связано с событием русской истории.

В 1164 году вели­кий князь Андрей Боголюбский (па­мять 4 июля), живший во Владимире на Клязьме, выступил в поход против волжских болгар, обитавших вдоль средней Волги и Камы.

Благоверный князь Андрей отличался глубоким и искренним благочестием. Он любил по ночам молиться в уединении, старался благотворить нищим и убо­гим. По свидетельству летописцев, он «нетленное предпочитал тленному, небесное—временному и царство со святыми у Бога Вседержителя — мимолетному этому царству земно­му».

Во всех своих военных походах святой князь Андрей полагался не столько на силу оружия, сколько на помощь Божию. Отправляясь на вой­ну с болгарами в 1164 году, князь Андрей по своему благочестивому обычаю взял с собой в поход чудот­ворную икону Божией Матери и изображение Животворящего Креста, которое несли перед его дружиной два священника. Перед битвой благо­верный князь Андрей усердно молил­ся со всем своим войском, испраши­вая помощи Божией и заступления Пресвятой Богородицы. Победа над болгарами была одержана полная, и сразу же по окончании битвы благо­честивый князь велел отслужить благодарственный молебен. Во время молебна совершилось чудо — от ико­ны Божией Матери стали исходить лучи яркого света, осветившие все войско.

В память о победе и о происшед­шем чуде и было решено Митрополи­том Киевским Константином по хода­тайству епископа Ростовского Несто­ра (+1168) совершать ежегодно 1 ав­густа празднование Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице. Ког­да извещение об установлении праз­дника было послано в Константино­поль, то оказалось, что в тот же день 1 августа 1164 года византийский император Мануил Комнин (1143— 1180) одержал победу над сарацина­ми и, совершая после битвы благодарственный молебен, видел такое же знамение—лучи света, исходившие от иконы Спасителя. Поэтому праздник 1 августа стал совершаться не только в Русской, но и в Констан­тинопольской Церкви.

В благодарность Господу и Его Пречистой Матери за дарование по­беды святой князь Андрей Боголюбский построил храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы на реке Нерли (1165).

Истоки празднества в честь Все­милостивого Спаса гораздо глубже, чем воспоминание о военной победе.

Это прежде всего праздник веры в безграничное милосердие Божие, в то, что Бог по Своей благодати необы­чайно близок к человеку и готов защитить его от всяких бед и напа­стей. Эта мысль оказалась весьма близка верующим сердцам русских людей.

Отсюда и убеждение, что нравственная, духовная сила превос­ходит силу грубую физическую. С самого начала христианства на Руси русские люди знали силу горячих молитв, искреннего покаяния и под­вигов благочестия. Заповедь о мило­сердии старались сделать законом жизни. Известно, что святой равно­апостольный князь Владимир (+1015, память 15 июля) благотворил нищим и обездоленным, легко прощал при­чинявшиеся ему обиды и был готов миловать даже закоренелых преступ­ников. Святой князь Андрей Боголюбский этой добродетелью, по замечанию летописцев, особенно напоминал своего великого предка.

Иконография праздника

Почитание Всемилостивого Спаса нашло отображение и в отечествен­ной иконографии. Особенностью рус­ской национальной школы иконо­писи стало изображение Христа Спа­сителя не столько как нелицеприятно­го Судии, строгого и аскетически – сурового, сколько как Доброго Пасты­ря, благостного, кроткого, смиренного, исполненного беспредельной любви и милосердия к людям.

Таковы древ­нейшие образы Нерукотворного Спа­са Московского Успенского Собора (XII в.), «Спас Златые власы» (Ярос­лавль, XIII в.), Нерукотворенный об­раз Воскресенского собора г. Тутаева кисти преподобного Дионисия Глушицкого (XV в.). В этих ликах Спаси­теля Божественное величие премуд­рость и совершенное ведение сочетаются с выражением тихой скорби, сострадания и жалости к грешному и беспомощному в удалении от Бога человечеству.

Вершина иконописного мастерства в изображении Всемило­стивого Спаса—произведения Мос­ковской школы XV века. Кисти пре­подобного Андрея Рублева принадле­жит образ Христа из Деисусного чина Рождественского собора Звенигорода (XV в.)—кроткий, любящий Спаси­тель проникает Своим Божествен­ным взором в исстрадавшую челове­ческую душу. С таким же открытым, проникновенным выражением обра­щен к зрителю лик Христа Спасителя в куполе собора Рождества Пресвятой Богородицы Ферапонтова монастыря, написанный известным русским ико­нописцем Дионисием (XV в.)

Особенным почитанием в России отличалась икона Спасителя на вос­точной стороне Спасских (бывших Флоровских) ворот в Московском Кремле. На этой иконе изображены припадающими к стопам Спасителя преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский, а также паря­щие и придерживающие крест и образ ангелы. На западной стене Спасских ворот была изображена Божия Матерь с Богомладенцем и Нерукотворенным ликом Спасителя над главою Богоматери, Которой предсто­ят святители Московские Петр и Алексий, Эти изображения связаны с чудесным сохранением града Москвы при нашествии хана Махмет-Гирея в 1521 году.
Образ Всеми­лостивого Спаса был написан над главными воротами в Кремле соглас­но древнему благочестивому обычаю на Руси осенять проезжие ворота святыми иконами. Подобные иконы Всемилостивого Спаса находились над въездными Кремлевскими воро­тами в Смоленске, Новгороде и дру­гих древнерусских городах. Ангелы, окружающие Спасителя, охраняют вход и исход через ворота города, это ангелам и читается особая молитва при закладке города. Благочестивый царь Алексий Михайлович (1645— 1676) повелел, чтобы через Спасские ворота никто не проходил в головном уборе — это повеление обратилось в народный обычай, освященный многолетней традицией. За точным соблюдением этого обычая сначала наблюдали стрельцы, затем часовые, которые за нарушение заставляли полагать земные поклоны перед свя­тым образом. Около 1856 года часо­вые были сняты, однако по просьбе москвичей, подкрепленной ходатай­ством митрополита Московского Фи­ларета (Дроздова), вновь поставлены на прежнем месте, «чтобы древний праотеческий обычай сохранялся не­рушимо», как выражение благогове­ния к святыне главных ворот столич­ного города. Известно, что, когда в 1812 году Наполеон въезжал в Спасские ворота, внезапно ветер сорвал с его головы шляпу. Обратившись к свите, он закричал: «Господа, шля­пы долой!»

Образ Всемилостивого Спасителя на Спасских воротах Московского Кремля в древних письменных па­мятниках назывался чудным, чудот­ворным и великим. К нему не только жители Москвы, но и всей России питали особенное благоговение, а сами ворота, получившие от иконы Спасителя свое наименование, стали называться Святыми.

Часовня Всемилостивого Спаса и храм Бориса и Глеба с.Корнилово

Село Корнилово древнее, в 2013 году праздновало 350 летие своего основания. Архивные данные и сельские предания свидетельствуют о том,что в селе была часовня, которая в 1920-ые годы была заново отстроена селянами, но уже в 1930-ые годы разрушена советскою властью. Среди сторожилов села были люди помнившие о том, что была часовня, помнившие и о трагических событиях её разрушения, когда село  как бы раскололось на двое – за и против. Но не осталось в памяти название часовни.

Но все-таки в архивах Томской епархии были найдены сведения о том, в честь кого была освящена часовня– во имя Всемилостивого Спаса.

Удивительно, что более чем через 70 лет после её разрушения в 2002 году, определяя место для строительства сельского храма, сами того не ведая, выбрали для храма практически тоже самое место, где в пятидесяти шагах было месторасположение древней часовни.

И более того, назвали храм в честь святых благоверных князей и страстотерпцев Бориса и Глеба, которые незримой нитью связаны со святым благоверным великим князем Андреем Боголюбским, победа которого послужила началу празднования Всемилостиво­му Спасу и Пресвятой Богороди­це.


Как известно из жития Андрея Боголюбского (1110-1174), он был внуком Владимира Мономаха (1053-1125), весь княжеский род очень почитал свв.Бориса и Глеба. В 1102 году раки с мощами святых братьев по указанию Владимира Мономаха покрыли серебряными позолоченными пластинами. При новом перенесении мощей 2 мая 1115 г. он нес раку с мощами св. Бориса, затем повелел украсить их раки рельефными изображениями святых: «Исковав бо сребрьныя дъскы и святыя по ним издражав и позолотив» — эти изображения стали основой для редких одиночных изображений Бориса и Глеба.

+++

Хотя, после, по призыву Божией Матери (это чудо иконы Владимирской Божией Матери), он покинул Вышгород и остановился во Владимире. Но это уже другая история.

По преданию, в семье великих князей хранилась драгоценная реликвия – меч святого Бориса, постоянно висевший над постелью Андрея Боголюбского, он был похищен в ночь на 30 июня 1174 года , когда святой князь Андрей Боголюбский принял мученическую кончину от руки изменников в своем Боголюбском замке.

——

По историческим и краеведческим исследованиям протоиерея Николая Абрамова, настоятеля храма Бориса и Глеба с.Корнилово, а также корниловского иконописца Олега Сивкова. На сайт поместила  Мария Пучкова.

Источники.

  1. Богослужебная Минея, август, в день первый. Издательский совет РПЦ. Москва. 2002.
  2. http://sluzhenie.tomsk.ru/?p=7621 «О храме святых благоверных князей и страстотерпцев Бориса и Глеба, с. Корнилово.» Иерей Николай Абрамов. 2013.

Просмотров: (63)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *